13:04 

.°*☼

Shiji Bleach
みどりの日御目出度う
На White Day 2012 в подарок для Локи 7281.

Название: Может, когда-нибудь
Автор: Cromo
Персонажи: Хисаги Шухей, Кира Изуру, Мацумото Рангику, Куросаки Ичиго, Абараи Ренджи
Рейтинг: PG-13
Жанр: трудноопределимый
Размер: 2227 слов
Предупреждения:
– ООС, вероятно;
– немного мата;
– получилось не совсем то, что хотелось, глубочайшие извинения.

            
Внутренний мир встретил его тёмно-серой ночью, резким запахом серы, клубами дыма в низком небе – и алыми отблесками огня на чёрных блестящих клыках беспорядочно разбросанных скал, между которыми, петляя и уходя к далёкой красноватой линии горизонта, вился широкий хитай-атэ асфальта, словно обронённый когда-то случайным прохожим.
Иногда здесь было даже спокойно – мягкость устилающего бескрайнюю равнину пепла и приглушённый свет расслабляли, сердитое ворчание лавы в жерлах маленьких вулканов успокаивало. Хисаги мог бы приходить сюда чаще – если бы не одно но.
Если бы не тот, кто владел этим уютным миром на равных правах с Шухеем.

Он был прямо перед ним – его меч, самое прекрасное и самое ужасающее существо, что он когда-либо видел. Высокий, похожий то на чёрную тень, то оставляющий от себя одни полупрозрачные очертания, с резкими чертами лица в те моменты, когда у него было лицо, с узкими миндалевидными глазами, залитыми теменью белками глаз и взглядом цвета лавы, с длинными волосами, развевающимися словно от порывов невидимого ветра, с рваными порывистыми движениями, то нарочито медленными, то настолько быстрыми, что их не сумел бы различить самый натренированный взгляд.
Смерть во плоти. Казэшини.

Хисаги вздохнул и потянул клинок из ножен. Ветер зло усмехнулся ему.
Уютный мир вокруг превратился в кровавый ад.

Спустя мгновение или бесконечность он полулежал, отплёвываясь от крови и пепла, так и не выпустив из рук клинок. Здесь, в этом серо-алом мире, Казэшини был смертоноснее, чем в его руках. Шунпо Шухея не могло сравниться с его возможностью раствориться в воздухе, став порывом ветра, чтобы через мгновение воплотиться за его спиной.
Их жажда крови тоже была несравнима.

Хисаги не любил проливать кровь – даже его. Неистовая страсть танца ветра, его безудержная жестокая честность влекла его и отталкивала. В этой сумасшедшей стихии было слишком легко потерять себя. Шухей не мог принять её – это означало бы стать с ней единым целым. Этого он не хотел. Нет – если не обманывать себя, иногда он желал этого, но превратиться в вихрь смерти, сметающий всё на своём пути без сомнений и сожалений, было бы неправильно.
Стихия не разделяла его взглядов. В Казэшини не было ничего, кроме его самое, чистой силы, сдерживаемой лишь его, Хисаги, руками. Имелись ли у него вообще понятия о правильном и верном? Шухей не знал.

– Нахрена ты припёрся? – недовольно спросил полувоплощённый сейчас меч, со снисходительной усмешкой глядя на него сверху вниз.
– Ты знаешь, – коротко ответил Хисаги.
– Ха, – отозвался ветер, швырнув ему в лицо горсть пепла. Казэшини мог быть ироничным, когда хотел – его смех был похож на скрежет металла, на огненные пляшущие искры, покалывающие кожу. Только что бывший бесплотным, он упал на Шухея, всей своей невесомой тяжестью вжимая его в рассыпающийся под пальцами пепел, уселся на его груди.
– Ты слабак, – проговорил он, склонив голову набок и опасно прищурившись. – Если я – ты, я такой же слабак? Ха! Я не хочу зависеть от тебя. Ты меня бесишь. Твои мысли – полная херня. Я говорил тебе – ты хоть раз меня послушал? То страдаешь по бабе, то по себе, запрещаешь себе то и это. Без конца слушал слепца и начал слепнуть сам. Сила не может быть несвободна. Ты – слабак.
– Я... - возмущённо вскинулся Хисаги.
– Заткнись, - прошипел-прошептал Казэшини, закрыв ему рот узкой ладонью. – Ты боишься меня. Ты боишься себя. Зачем мне такой, как ты? Зачем ей такой, как ты? Ты мне не нужен. И ей не нужен. Хочешь, расскажу почему? Потому что ты даже себе не нужен. Так какого хрена ты страдаешь хернёй, вместо того, чтобы... А-а, завали. Видеть тебя не хочу.
Темнота поплыла перед глазами. Из собственного внутреннего мира Шухея попросту выкинуло.

~

Хисаги утёр пот со лба и устало приземлился прямо там, где стоял. Уже несколько месяцев он пытался овладеть банкаем, но толку от этих тщательного скрываемых попыток особого не замечалось.
Причин такого рвения было много – и ответственность за отряд в неспокойные для Общества времена, и, чего уж греха таить, соблазнительные формы лейтенанта Десятого отряда – Рангику, конечно, женщина сильная, но тем сильнее должен быть мужчина, на плечо которого она однажды решит опереться. И именно он, Хисаги, этим мужчиной намеревался стать – в чём, впрочем, пока преуспел не больше, чем в овладении банкаем, и, может быть, именно оттого возлагал на результат тренировок определённые надежды.
Вконец доведённый его пьяными излияниями Кира как-то поинтересовался, как связано одно с другим, и, узнав ответ, спросил, от безысходности или же напротив от самонадеянности столь ущербна его логика, но Хисаги предпочёл его не услышать.
Впрочем, соблазнительные формы Мацумото, неизменно притягивающие взгляды мужской части населения Сэйретэя, были в ней далеко не главным, и легче от этого Шухею определённо не становилось – если бы его влекли одни только женские прелести, всё было бы куда циничнее, но и много проще. Он пока не решался дать имя тому волнительному чувству, что испытывал при виде Рангику, но что-то подсказывало ему, что оно не похоже на что-либо, что ему доводилось вкусить прежде. И пускай надежды на то, что она испытывает в отношении него хотя бы слабое подобие того же неопределённого чувства оправдываться и не думали, сдаваться он не собирался.

Хисаги вздохнул и поднялся на ноги. Ему надо было срочно поговорить с кем-нибудь достаточно рассудительным. Капитанов по такому делу беспокоить не хотелось, Ренджи рассудительным становился лишь в исключительных случаях, так что Шухей, недолго думая, направился в Третий отряд, по дороге завернув к себе, в Девятый.

~

– Слушай, Кира, – с ходу начал Хисаги, едва успев положить на стол тонкую стопку предусмотрительно захваченных с собой документов, – я тут спросить хотел... Вы с Вабискэ... как вы вообще... ну, ладите?
– Хорошо, – отозвался тот, откладывая кисть. – Почему ты спрашиваешь? Что-то не так с Казэшини?
Повисло молчание, нарушаемое лишь тихим шелестом тонких листов, испещрённых аккуратными столбиками иероглифов.
– Он не хочет со мной разговаривать, – наконец признался Шухей нехотя.
– Боюсь, тут я тебе ничем не помогу, сэмпай, – Изуру мотнул головой, отбрасывая с глаз непослушную прядь, принялся сосредоточенно изучать принесённый Хисаги отчёт – их отряды недавно были на совместном задании.
– Но...
– Я не боюсь себя, – неожиданно твёрдо сказал Кира, подняв голову от бумаг. – Для моего отряда, как и для меня, необходимость поднимать на другого руку – долг. Во имя правосудия мы жертвуем своим неприятием насилия, чтобы не позволить ему преумножиться. Вабискэ – инструмент правосудия. Я – это правосудие. И оно подчас жестоко. Мы не хотим сражаться, но, если придётся, будем нести смерть со всем его равнодушием, без сомнений, без жалости. Это то, что есть каждый из нас. Невозможно бояться собственного предназначения. Шухей, ты другой. Ты – сражение. Если бы я боялся чего-то в себе, это был бы страх осудить несправедливо. Но ты сражаешься с собой, ты боишься проиграть самому себе. Ты живёшь так, словно тебя двое. И не замечаешь, что твой меч такой же, как твоё сердце, по клинку в каждой из рук. Он не тот, с кем ты должен сражаться – он не средоточие того, против чего ты выступаешь. Он, как и ты, рассечён надвое этим противоречием. И то, что ты не видишь этого, делает его битву тяжелее твоей. И чем тяжелее его битва, тем меньше ты хочешь иметь с ним общего, хотя он – то же, что ты, и отрицание этого не соединит вас, но лишь окончательно расколет.
– Это так очевидно? – опешив, поинтересовался Хисаги. Нахмуренный лоб перечертила складка.
– Для меня – да, – просто ответил Кира.
Что ж, иногда Изуру действительно удивлял его – когда Шухей забывал о том, каким жёстким может быть взгляд этих светлых глаз, когда шёлк неизменно вежливого голоса незаметно соскальзывал со стального лезвия его характера.
– Что ж ты тогда такой нерешительный с людьми-то, а? – не удержался он. – Без меча в руках?
– Я думаю, что я для этого не предназначен, – серьёзно сказал Изуру, не поддержав полушутливого тона. – Я существую для людей, но для них, не для того, чтобы с ними быть. Я ведь сказал. Я правосудие, Шухей. Я мера. Я сужу, не осуждая, или милую - и лучше этого я ничего не умею. Если бы я хотел иного, мне следовало бы родиться кем-нибудь другим. Нет, неправда – иногда я думаю, что хотел бы. Но даже так, я не создан для чего-то иного, нежели это. Это то, что я узнал вместе с именем своего меча. Я не жалею об этом. Я принял себя, как есть – и принял Вабискэ, как себя.
– Но у тебя до сих пор нет банкая, – Шухей не был уверен, что он в состоянии тягаться с Кирой в подобных диспутах, но всё же рискнул, затронув, наконец, больной для себя вопрос. – Разве правосудие не должно быть абсолютом? Так почему ты?..
– Оно и есть абсолют, – помедлив, произнёс Кира. – В момент его свершения, здесь и сейчас. Законы прошлого можно считать ущербными по сравнению с нынешними, но когда-то были они были непреложны. И я тоже однажды стану большим, чем я есть. Нет – когда я стану тем, кто сможет нести ответственность за последствия того, что есть это большее, я получу банкай.
– Хм, – выдал Шухей.
– Извини, сэмпай, но мне нужно разобраться с отчётами, – мягко сказал Кира, по-видимому, верно истолковав его состояние. Хисаги оценил проницательность младшего товарища и поспешил ретироваться. Хотелось выпить.
Впрочем, приговорившим не одну пиалу сакэ он чувствовал себя и так – после разговора с Изуру голова совершенно ничего не соображала. Была, конечно, в словах кохая немалая доля истины, но для измотанного Хисаги этого оказалось многовато.

В безуспешных попытках поразмыслить над услышанным, Шухей сам не заметил, как дошёл до казарм Десятого, где его с распростёртыми объятиями – то есть, с бутылкой сакэ – встретила развесёлая Мацумото, явно чем-то весьма довольная.
Хисаги порадовался, что день у его обожаемой женщины задался – но радость эта позорно меркла, омрачённая невесёлыми раздумьями. На мгновение мелькнула крамольная мысль – спросить совета у Рангику, призвать на помощь женскую мудрость и чуткость. Но гордость не позволяла.
Хисаги подавил вздох и проследовал за Мацумото в кабинет, не заметив, как бутылка перекочевала к нему в руки.

В кабинете обнаружился Ренджи, самозабвенно надирающийся в стельку, а ещё – Куросаки, недавно в очередной раз вытащивший Сэйретэй из задницы и ещё не успевший вернуться в Генсэй. И.о. шинигами примостился на валике кресла, на котором развалился Абараи – расслабленно полулежал, скрестив руки на груди и явно думая о чём-то своём. Увидев Шухея, он просто кивнул.
– А, Хисаги! - гаркнул Ренджи, потрясая полупустой бутылкой. - Присоединяйся.
Под добродушный заливистый смех Мацумото, Шухей рухнул во второе кресло и присоединился.

С каждым глотком сакэ желание поведать о своих горестях становилось всё более нестерпимым. Чтобы отвлечься, Хисаги посмотрел на Рангику и сочинил танка про её понимающие глаза. Потом – хокку про волосы – «рассвет золотой волнами лежит на покатых вершинах»*. Потом опустил взгляд ниже, узрев оные вершины, и впал в блаженный ступор, из которого его вывело то, что Рангику выпорхнула из-за стола, весело защебетав с кем-то в дверях, а после и вовсе скрылась из виду.
Хисаги приговорил ещё одну бутылку, затем следующую. Обладательница вожделённых форм не возвращалась, и он решился – расскажет всё Абараи. На лейтенанта Шестого банкай тоже не с неба свалился в одночасье, Куросаки же и вовсе был известен тем, что его отношения с Зангецу оказались если и не самыми, так уж точно одними из самых ровных среди шинигами.

~

Ренджи, выслушав его, усмехнулся чему-то своему и пригубил ещё сакэ. Ичиго нахмурился, покусал губы, долго молчал, и уже в спину поднявшемуся Шухею сказал:
– Он – тот, кто будет с тобой до конца. Но это не значит, что... в общем, перестань воспринимать это как должное. Серьёзно.
Хисаги неопределённо хмыкнул, нетвёрдой походкой направляясь к дверям.
– Ты хоть видел воплощение его меча? – поинтересовался Абараи, перевернув бутылку и мутным взглядом ловя одинокую каплю, медленно стекающую по стенкам. – От него же жаждой крови за ри несёт.
– Видел, – ответил Ичиго, глядя вслед уходящему лейтенанту. – Может быть, он любит не убивать. Может быть, он просто хочет чаще слышать своё имя. Меч предназначен для того, чтобы нести смерть, Ренджи. Даже когда мы поднимаем его, чтобы защитить жизнь. Он не создан для того, чтобы оставаться в ножнах. Ты себе представляешь, как бы жил, не сражаясь? Даже желая мира... была бы твоя жизнь полной без этого?
– Хорошо сказано, – одобрил Абараи, дождавшись, наконец, вожделённой капли. – Пошли разомнёмся, что ли?
– Ничего, что ты навернул четыре бутылки, нет? – скептично спросил Ичиго.
– Ха! – с запалом выкрикнул Ренджи. – Да что мне четыре бутылки!
Хисаги, стоявший за дверью, вздохнул и поплёлся в казармы Девятого, потирая ноющий висок. Определённо, не стоило столько пить.

Не стоило столько пить.
И приходить сюда тоже не стоило.


~

– Я разве не сказал тебе, чтобы ты не появлялся?
– Как мне достичь банкая? – упрямо спросил Хисаги – в который уже раз. Перед глазами всё плыло.
Ветер раздражённо вздохнул, воздух сгустился, сплетаясь в фигуру. Казэшини полулежал у подножия одной из скал, запрокинув руки за голову, раздражённо-скучающе смотрел на него.
– Так что? – повторил Шухей.
– Забей, – издевательски посоветовал меч, – тебе не светит.
– А если серьёзно?
– А если серьёзно, Хи-са-ги, – на мгновение исчезнув из виду, выдохнул ветер ему в затылок, заставив Шухея нервно напрячься и задержать дыхание, чувствуя жгучие прикосновения воздуха к своей коже, – если серьёзно, сначала примирись с той силой, что уже имеешь. Блядь, разберись уже в себе, ты реально бесишь. Приходишь снова и снова за тем, что тебе не нужно. Ты, блядь, больше хочешь залезть под косодэ этой бабе, чем моей силы.
– Я хочу силы, - зло возразил Шухей.
– Не моей силы! - заорал Казэшини, теряя терпение. – Нахуй тебе сдалась моя сила, какой, к хренам, банкай? Какая сила тебе нужна? Та, за которую не нужно нести ответственность?! Какая сила?! Ты сумеешь с ней совладать? Ты боишься её получить. Ты боишься не удержать меня в руках, но и держать меня в руках не хочешь. С хера тебе понадобилась моя сила?
Хисаги вздохнул и побрёл прочь.
– А самое смешное, – догнал его насмешливый и странно усталый голос, – самое смешное, Хисаги, что ты даже не ненавидишь меня... и себя. Ты просто боишься позволить себе любить. Боишься освободиться от всего, что сам для себя придумал. Идиотских правил, страхов твоих грёбаных...
Последние слова едва слышным шорохом легли в осыпающийся пепел.

– Может быть, ты прав, – едва слышно сказал Хисаги, открыв глаза и бездумно разглядывая потолок.

Может, когда-нибудь...

* По канонам хокку (5-7-5), конечно, должно быть:
рассвет золотой
на покатых вершинах
волнами лежит.

@темы: фик, джен, Хисаги Шухей, Мацумото Рангику, Куросаки Ичиго, Кира Изуру, Казэшини, Абараи Ренджи, White Day, 2012

URL
Комментарии
2012-03-15 в 20:24 

Dead Sacrifice
Never go back
Мне очень понравилось!!!! Особенно меня покорил Кира и его размышления)) Я не думала, что он настолько умный парень))) Ичиго тоже порадовал) Ну а Описание чувств Хисаги вызвало у меня полный восторг)))) Спасибо вам за эту прелесть)))

2012-03-15 в 20:54 

Кира в каноне от случая к случаю действительно проявляет жёсткость и рассудительность. Я не очень понимаю, почему его предпочитают показывать нерешительным, чрезмерно эмоциональным и зацикленным на каких-то своих переживаниях. Да, конечно, с людьми он действительно порой нерешителен, не уверен в себе, но при исполнении обязанностей - твёрд и безжалостен. Хотелось показать его с этой стороны.

Спасибо.)

URL
2012-03-15 в 21:10 

Локи 7281
Давай попробуем так: ты пожмёшь мне руку или я вырву тебе сердце
О, автор, ваш Кира... Это да, это Кира!:white: И Казешини:inlove: И... И все вместе!
Спасибо, получила массу удовольствия)) Там столько всего, чего хотелось, что у меня слов нет!:white:

2012-03-15 в 21:27 

Автор почему-то О_о попытался совместить несколько заявок в одну - философия+Ичиго+Кира|предназначение+Казэшини|Шухей/Рангику. %) Правда, получилось несколько... кхм... но если вам действительно пришлось по душе, то это очень здорово, спасибо.)) И за Киру, хорошо, если он правда выглядит собой.) Про него фанонного столько пишут страдательных фиков, что я в последнее время уже забываю, что люблю его, но этот текст немного мне напомнил.

URL
2012-03-16 в 13:51 

Rustor
Змея щурится и шипит: «А Вы раньше были маленьким, лысым и слепым. Жаль, что мы не встретились тогда» ©
Автор, огромное спасибо за такого Киру :beg::beg::beg: Наконец-то в он лейтенант, а не размазня-истеричка, как, к сожалению, часто его любят изображать в фиках. Очень понравился Шухей и его взаимоотношения с Казэшини, после такого действительно хочется верить, что когда-нибудь они смогут понять друг друга.
И спасибо за такого Ичиго, за его слова про меч :red::red::red:

2012-03-16 в 17:40 

О, вам спасибо за все «спасибо».) А про Ичиго - ну аниме вообще такая штука, где часто начинаются пафосные рассуждения где-нибудь прямо посреди боя... xD так что я даже считаю, здесь это вполне вканонно. Иногда его прорывает... и он довольно «мудрый» в чём-то парень, да и занпакто действительно хорошо понимает.

В общем, спасибо ещё раз, рад, если угодил с персонажами.)

URL
2012-03-16 в 20:58 

Rustor
Змея щурится и шипит: «А Вы раньше были маленьким, лысым и слепым. Жаль, что мы не встретились тогда» ©
да и занпакто действительно хорошо понимает.
а вот мне всегда кажется, что как раз понимания ему и не хватает, к сожалению... но это чистое имхо)))
очень угодили :sunny:

2012-03-16 в 21:00 

Rustor, :lol: может, это был филлер. Ну, всё равно, мне кажется, он довольно понимающий, когда не заморочен каким-нибудь очередным великим пиздецом слишком сильно.)

URL
2012-03-16 в 21:16 

Rustor
Змея щурится и шипит: «А Вы раньше были маленьким, лысым и слепым. Жаль, что мы не встретились тогда» ©
Ну, всё равно, мне кажется, он довольно понимающий, когда не заморочен каким-нибудь очередным великим пиздецом слишком сильно.)
а мне кажется, сто как раз когда он не озабочен, то вообще о Зангетсу не думает :lol:
а про филлеры не знаю, я не смотрела :gigi:

2012-03-16 в 21:19 

Rustor, а мне, кстати, нравится филлер Материализации Занпакто, наверное, один из немногих.)) А о чём там Ичи думает, одному Ичи ведомо - он иногда вообще говорит чего-то не то, что, как всем кажется, он там думает. х) Да не, Ичиго из тех, кто всё-таки не забывает о других. Просто было бы странно, если бы Кубо как-то это вырисовывал, по-моему, но у меня такое впечатление создалось. Опять же, это и моё имхо. х) Так что всем своё... я Ичи всяким люблю. х)

URL
2012-03-16 в 22:01 

Rustor
Змея щурится и шипит: «А Вы раньше были маленьким, лысым и слепым. Жаль, что мы не встретились тогда» ©
Вот её я пробежала глазами, когда что-то искала. Кстати да, она действительно была интересной, когда я всё же соберусь досмотреть Блич, то не буду её пропускать)
А о чём там Ичи думает, одному Ичи ведомо - он иногда вообще говорит чего-то не то, что, как всем кажется, он там думает. х)
О да)) За это я его и люблю) От него ожидают одного, а он умудряется мыслить совершенно по-другому, чем ставит всех в тупик)
Да не, Ичиго из тех, кто всё-таки не забывает о других
Ммм, не то, чтобы забывает... Просто у меня сложилось впечатление, что он до конца понимает, что есть занпакто. Что это часть его души, а не кого-то левого. По сути, это он сам, просто в более мудрой и взрослой форме. А это всё сложилось из-за того, что Зангетсу слишком часто грустит, давая Ичиго силу, а такое чувство, что не получая ничего взамен. В такие моменты так и тянет Ичиго по шее надавать :shuffle2:
я Ичи всяким люблю. х)
аналогично :friend:

2012-03-17 в 12:26 

Kawaii777
Хорошие девочки - это плохие девочки, которых не запалили."(с)
:hlop:

2012-03-20 в 00:32 

Cromo
кому до веселья с таким королём [пусть о победах другой поёт – а я о бедах тебе спою ©]
Rustor
Кстати да, она действительно была интересной, когда я всё же соберусь досмотреть Блич, то не буду её пропускать)
У меня, правда, по её мотивам сложилось ощущение, что о чужом мече Ичиго заботится больше, чем о собственном. %)
В такие моменты так и тянет Ичиго по шее надавать
Есть такое.)))


Kawaii777, это была ирония или. .DDD Спасибо, в любом случае. х)

2012-03-20 в 10:11 

Rustor
Змея щурится и шипит: «А Вы раньше были маленьким, лысым и слепым. Жаль, что мы не встретились тогда» ©
Cromo
О, значит, я правильно угадала автора!
Ну, Ичиго вообще о всех заботится больше, чем о себе)) Так что это вполне в его духе))))

2012-03-20 в 23:48 

Kawaii777
Хорошие девочки - это плохие девочки, которых не запалили."(с)
Cromo, нет, это не ирония))
пишите про Шухеяи и Казещини еще! *О*:beg:

2012-03-21 в 00:07 

Cromo
кому до веселья с таким королём [пусть о победах другой поёт – а я о бедах тебе спою ©]
Kawaii777, спасибо ещё раз.))
Это вряд ли, но в жизни всякое случается, конечно.))

   

День Зелени: настоящая весна

главная